Альтернативная энергетика: что происходит?

4 Марта 2017

Альтернативная энергетика — отрасль, активно развивающаяся во всем мире и привлекающая внимание. Солнечные батареи и ветряные электростанции давно перестали быть диковинкой, хотя и не вошли еще полноправно в нашу жизнь. Но есть понимание, что за этим будущее. А вот когда оно уже наступит и что нам принесет, об этом нам расскажут наши эксперты:

Роман Матвеев, руководитель Отдела систем питания Delta Electronics;

Петр Вашкевич, главный инженер компании КРОК;

Александр Беспалов, старший партнер Консалтинговой группы «Беспалов и партнеры».

— Что происходит сегодня в области альтернативной энергетики?

Роман Матвеев: 

— Гибридные технологии, которые подразумевают использование энергии ветра и фотоэлектрической энергии солнца, сейчас достаточно активно развиваются. Их применение накладывает очевидные ограничения на географию распространения. Однако планомерное повышение КПД преобразовательной техники в современных решениях на базе альтернативных источников питания предоставляет ряд преимуществ для глобальных игроков рынка. Так, автономные гибридные решения для сферы телекоммуникаций помогают снижать потребление дизельного топлива на автономных объектах связи на труднодоступных территориях, что, как известно, дает как экономические, так и экологические выгоды операторам связи.

Петр Вашкевич: 

— Если говорить про Россию, то на данный момент мы не можем похвастаться заметными успехами в части развития возобновляемых источников энергии. Это связано с отсутствием законодательной инициативы по вводу компенсационного тарифа на электроэнергию, получаемую от альтернативных источников энергии. Данные аналитиков по 2016 году говорят о малой доле потребления возобновляемых энергоисточников в РФ (не более 1%). Применение альтернативной энергетики сегодня, на наш взгляд, экономически оправдано исключительно для удаленных от централизованных электросетей объектов, находящихся в районах с хорошей обеспеченностью солнцем и (или) ветром. Тем не менее в следующие 20 лет законодатель планирует увеличить эту цифру в 10 раз. До конца 2024 года планируется вывести на оптовый рынок 6 ГВт дополнительной «зеленой» энергии, из них солнечная энергетика обеспечит прирост мощностей на 1,5 ГВт, ветряная — на 3,6 ГВт. Оставшийся объем дадут новые малые гидроэлектростанции. Хочется также надеяться, что 2017 год, объявленный Годом экологии в России, станет действительно стартовым для фактического развития этого направления.

Александр Беспалов: 

 — Для начала — надо понимать, что существует два «рынка» альтернативной энергетики.

Первый — реальный рынок, формируемый запросами небольших предприятий и домохозяйств. Во многих регионах, где есть хороший доступ к альтернативным источникам энергии — ветру, солнцу, воде — их грамотное использование действительно может дать существенную экономию. Особенно там, где традиционные ресурсы дороги или труднодоступны.

Второй —это рынок политический. Он правит там, где нужна большая генерация энергии, к которой альтернативная энергетика просто не готова.

Ни по размеру инвестиций, ни по КПД ни один из типов альтернативной энергетики даже близко не стоит со старой «традиционной» угольной, дизельной или, тем более, атомной энергией. Всё, что пишется в интернете, на 90% — PR и отработка политического заказа.

Читать, что какая-нибудь славная страна в Европе полностью несколько часов провела на энергии, генерируемой альтернативными источниками, весело — но имеет мало отношения к реальности (к слову, сами данные никто особо не приводит и факты проверить достаточно сложно). Надо понимать, что страна эта обычно размером с один город-мегаполис, и половина страны «засеяно» ветряками и/или солнечными панелями. Которые, да, целый один день за год выдали максимум. Правда, остальные 364 дня страна прекрасно живет на угле и газе, и в некоторые периоды вклад альтернативных источников составляет жалкие проценты.

Но, тем не менее, если не брать в расчет политику, а остановиться на экономике — сейчас очевидно выигрывают те, кто не использует эту энергетику, а производит для нее оборудование и реализует прочие необходимые для строительства и обслуживания направления. Это растущий и большой рынок — от производства компонентов для солнечных панелей и ветряков до инжиниринга и сервисного обслуживания.

Еще более привлекательным его делает та самая политика — возможность получения субсидий, дотаций, грантов на исследования, государственных долгосрочных контрактов и прочее. Причем в отличие от инвестора-инициатора, то есть того, кто вкладывает деньги непосредственно в строительство такого объекта, здесь у производителей гораздо меньше рисков. Ведь если субсидии государство перестанет давать, то из-за больших изначальных вложений и низкого КПД практически все объекты в итоге окажутся убыточными (не секрет, что практически 100% таких объектов субсидируется в той же Европе государствами). А производители изначально рассчитывают на получение выручки и прибыли от конкретного заказчика в относительно краткосрочном периоде (произвел-продал), если, конечно, также не входят в долгосрочные контракты.

Плюс постоянно растущий спрос со стороны домохозяйств и малого бизнеса также добавляет интереса к отрасли.

— Каковы прогнозы по темпам роста этого сектора энергетики?

Роман Матвеев: 

— По моему мнению, ближайшие перспективы на российском рынке более чем скромные, вряд ли можно их предполагать, учитывая не только экономико-политическую и географическую составляющие, но и относительную дешевизну электроэнергии по сравнению с европейскими странами.

Петр Вашкевич: 

 — Выше я говорил о планах государства на существенный рост мощностей к 2020 году. Однако рост может быть не только мощностной, но и территориальный. Ветрогенерация имеет реальные перспективы на северном побережье, Дальнем Востоке, Каспийском и Азовском морях, ведь там есть и ветер, и электрические сети (в качестве резерва), и потребители.

— Какие инновационные решения сегодня активно используются?

Роман Матвеев: 

— Решения с использованием гелиостатических зеркал, источников энергии на основе фазовых преобразований веществ, а также увеличение КПД традиционных выпрямителей и солнечных инверторов свыше 97-98% наряду с повышением их компактности.

Петр Вашкевич: 

— Про инновации говорить не приходится. Солнечные батареи в России производятся, а вот оборудование для ветровых генераторов — практически нет, за исключением устройств малой мощности (для бытового сектора). Более того, мне известны случаи, когда эксплуатируются ветряные станции, комплектующие которых были списаны за рубежом и «успешно работают» в России. Однако у нас как у IT интегратора есть успешные разработки, которые мы готовы тиражировать. Это устройство геотермального охлаждения, которое разработано нашими специалистами. Согласно проекту, от энергии солнца автономный комплекс электрогенерации получает питание, а с помощью геозонда (специального устройства, опускаемого в пробуренную в земле скважину) сбрасывается избыточное тепло, выделяемое в процессе генерации.

— Насколько активно альтернативная энергетика внедряется в российскую экономику?

Петр Вашкевич: 

— Сегодня крупные проекты по производству «зеленой энергии» нужны государству исключительно чтобы поддерживать современные технологии. Никакого экономического эффекта «по крупному» на стороне производителей энергии пока не достичь. Глобальное же развитие ВИЭ в России и переход от децентрализованных штучных проектов к массовому внедрению зависит напрямую от экономической эффективности и целесообразности их внедрения. К сожалению, на данный момент это не эффективно в сравнении с традиционными энергоресурсами, такими как газ, уголь или энергия ГЭС.

— Какова роль государства в развитии альтернативной энергетики?

Роман Матвеев: 

— При наличии бюджетной поддержки можно ожидать появление проектов по альтернативной энергетике для компаний с госучастием.

Петр Вашкевич: 

— Безусловно, государство окажет серьезное влияние на развитие отрасли в ближайшем будущем. Формирование нормативной базы простимулирует создание научных центров, проектных бюро и производства.

А после легализации установки двунаправленных счетчиков электричества счетчики смогут считать не только потребляемую энергию, но и отдаваемую в сеть. В этом случае выиграет частный пользователь, который сможет установить у себя альтернативный источник и сгружать в сеть энергию, тем самым отчасти компенсируя свои затраты на потребление.

— Каковы перспективы альтернативной энергетики на 2017 год и на ближайшие пять лет?

Роман Матвеев: 

— Для широкого распространения необходимо развитие и повышение доступности технологий других альтернативных источников энергии, помимо фотоэлектрической энергии солнца и энергии ветра в нашей стране. На данный момент такие технологии опробуются в виде пилотных проектов преимущественно за рубежом. Глобально прослеживается тенденция развития решений более эффективного накопления и сохранения энергии, выработанной альтернативными источниками, для ее последующего использования в моменты пиковой нагрузки городской электросети или повышенных тарифов на электроэнергию, а также в периоды аварийной недоступности городской электросети. Так, например, компания Delta Electronics принимала участие в подобных инновационных проектах на основе тепловых насосов фотоэлектрической энергии, высокотемпературных хранилищ тепловой энергии солнца и литий-ионных аккумуляторов.

Петр Вашкевич: 

— Наиболее успешным проектом я считаю ветряные установки для базовых станций мобильного оператора ПАО «Мегафон» в Мурманской области. Ранее питание этих объектов, которые находятся в труднодоступных местах, осуществлялось от дизелей, их обслуживание и дозаправка были весьма затруднительны. Благодаря возобновляемой энергетике, объекты сегодня автономны, не испытывают перебоев с электричеством, а затраты на эксплуатацию объектов снизились в несколько раз.

Александр Беспалов: 

— На мой взгляд, в краткосрочной перспективе будут наиболее интересны так называемые «гибридные» решения, позволяющие получить экономию традиционных ресурсов (например, дизельного топлива), частично задействовав альтернативные источники.

Однажды мы работали в Африке и рассчитывали строительство небольшого горнообогатительного предприятия. Оно достаточно энергоемкое, и при работе на дизель-генераторах себестоимость продукции существенно вырастала. При этом мы рассматривали вариант строительства гибридной дизель-солнечной станции, которая бы прекрасно обеспечивала и само предприятие, и еще ближайшие деревни электричеством, при этом при относительно небольших (около 500 тыс. долл.) инвестициях окупалась в проекте менее чем за год на одной экономии на дизельном топливе.

Вот такие примеры говорят о реальном возможном использовании альтернативной энергетики — экономически целесообразном.

А строить альтернативу АЭС на солнечной или ветровой энергии — это, пока, к сожалению, фантастика, а не реальность.

Источник:
marketelectro.ru

Все публикации

Видео


Интеллектуальное здание: от строительства до эксплуатации

Калькулятор по мини-ТЭС
Своя энергия —
— свои тарифы!
Рассчитать