Особой разницы между «интеллектуальными» проектами в Москве и регионах нет

12 Июня 2006

На вопросы CNews отвечает Александр Широков, директор департамента интеллектуальных зданий КРОК

CNews: С чем было связано решение о создании в КРОКе специализированного департамента интеллектуальных зданий? Как планируется организовать его работу в рамках общей структуры компании?

Александр Широков: С 1993 г. в компании КРОК действует департамент автоматизации инженерных систем под руководством Александра Ласого. Сначала он специализировался только на создании структурированных кабельных систем. Затем, к ним постепенно добавлялись и другие инженерные системы. Сегодня проектов, требующих объединения большого количества инженерных систем в единый комплекс, становится все больше. Поэтому в июне этого года был создан отдельный департамент, который взял на себя координацию и управление проектами интеллектуальных зданий. В нем работают в основном технические менеджеры и менеджеры проектов. Департамент у нас пока небольшой, около 20 человек, он будет расти вместе с числом проектов. Безусловно, мы будем работать в тесной связке с департаментом автоматизации инженерных систем, специалисты которого, собственно, и будут их реализовывать.

CNews: На каких вертикальных рынках будет сфокусирована работа департамента?

Александр Широков: Вообще интеллектуальные здания востребованы крупными организациями независимо от отрасли. Поэтому мы планируем работать со всеми традиционными для КРОК вертикальными рынками. Скажем, сейчас в нашей работе находится серия крупных проектов для арбитражных судов, есть и другие государственные учреждения, банки, компании нефтегазового сектора.

CNews: Какие тенденции характеризуют, на ваш взгляд, развитие российского рынка «интеллектуального строительства» в настоящий момент?

Александр Широков: Некоторые тенденции заметны по нашим проектам. Если раньше основная часть проектов интеллектуальных зданий была сосредоточена в Москве и, может быть, еще в одном или двух крупных городах, то сейчас они начали тиражироваться по всей территории страны. При этом сложность проектов и подход организаций к интеллектуализации зданий, в общем-то, не зависит от региона. Играет роль степень «ИТ-продвинутости» самой организации, осведомленность ее ИТ-департамента о наличии современных технологий, и наше умение доказать преимущества строительства интеллектуального здания.

Второй тенденцией я бы назвал то, что в отличие от западных стандартов, где самым главным является экономия энергетических ресурсов, для нашего рынка на первый план выходят такие вещи, как, например, экономия на обслуживающем персонале. То есть, количество служб технического обеспечения в интеллектуальном здании значительно меньше, чем, скажем, в аналогичном здании, где все сделано по старинке. Кроме того, заказчик значительное внимание в таких проектах уделяет, как правило, комплексной системе безопасности. В проектах, где сильно развита диспетчеризация и автоматизация, основное внимание уделяется не столько вопросам экономии ресурсов, сколько вопросам контроля работоспособности всех систем, дабы уменьшить количество аварий или минимизировать время на их устранение.

Есть и еще одна специфическая черта российских организаций. У большинства крупных организаций нет единого подразделения, отвечающего за создание нового здания в целом. Скажем, служба материально-технического обеспечения отвечает за стройку. ИТ-департамент интересует кабельная система, ЛВС, телефонная станция. Механиков интересует водоснабжение, канализация, вентиляция и.т.д. Энергетиков - только электрика. Поэтому роль нашего департамента я вижу именно в том, чтобы найти решение, которое устаивало бы все функциональные подразделения заказчика.

CNews: Какие виды интеллектуальных решений наиболее востребованы в России сегодня, из вашей практики?

Александр Широков: Наиболее востребованы решения диспетчеризации и управления инженерными системами. Большой интерес вызывают система внутреннего климата и электроснабжение. Это те системы, которые позволяют избежать серьезных аварий, нарушений работоспособности офиса. С другой стороны, наиболее прогрессивные в техническом плане заказчики пришли к пониманию того, что эти системы позволяют добиться их организациям реальной экономии.

К сожалению, аналитической информации по этой теме не так много. Хотя в западной и в нашей прессе встречаются оценки, согласно которым введение системы диспетчеризации управления инженерными системами позволяет экономить до 15-18% электроэнергии, тепла, воды.

CNews: Какова сейчас возможность внедрения интеллектуальных решений для компаний СМБ в России?

Александр Широков: Понятие «интеллектуальное здание» достаточно размытое. Мы считаем интеллектуальными те здания, в которых заложены современные технические решения и существует централизованная автоматизированная система управления. В ином случае – это просто набор технических систем. И большинство проектов для средних и малых учреждений являются именно такими – без единой системы управления. Мы такие проекты тоже делаем, но не причисляем их к числу «интеллектуальных зданий».

CNews: Какое количество проектов «интеллектуального строительства» было реализовано вами за последнее время? Какие из своих «интеллектуальных» зданий вы могли бы выделить особо?

Александр Широков: Сейчас в работе департамента три десятка проектов разного масштаба, из них 15 можно отнести к «интеллектуальному строительству». Проекты находятся в разных стадиях реализации. В качестве примера назову проекты для Московского и Рязанского филиалов ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС». В одном из них – более 30 различных инженерных систем. Департамент также ведёт проекты в зданиях шести региональных арбитражных судов, в нефтегазовом секторе, банках. Количество реализуемых в них систем составляет от 10-20.

Наиболее эффективно, если системный интегратор входит в проект на стадии архитектурного проектирования - тогда есть возможность заложить все необходимые условия для последующего оснащения этого здания всеми современными инженерными системами. Мы не занимаемся только верхним уровнем, только диспетчеризацией и управлением. В КРОКе достаточно высококвалифицированных специалистов, чтобы спроектировать не менее 20-ти систем из общего набора. Чтобы не быть голословным, я готов педантично перечислить эти системы – системы кондиционирования, вентиляции, комплекс систем электроснабжения здания (освещение, розеточные сети бытового и кондиционированного электропитания, ИБП, дизель-генераторные установки), СКС, ЛВС, УАТС, системы видео- и аудиоконференцсвязи, оборудование конференцзалов, диспетчерских и ситуационных центров, системы централизованной часофикации, системы кабельного и спутникового телевидения, комплекс систем безопасности (система контроля доступа, система внутреннего и внешнего видеонаблюдения, система охранной сигнализации, система пожарной сигнализации, системы газового, порошкового и спринклерного пожаротушения, система оповещения, автоматизированная система диспетчеризации и управления инженерными системами). При этом помимо проектно-монтажных и пуско-наладочных работ, мы берем всю  реализованную систему на техническое обслуживание. Мы не говорим, что можем самостоятельно спроектировать абсолютно все системы — мы, например, не занимаемся проектированием систем водоснабжения или канализации. Но у нас налажены отношения с компаниями, которые мы привлекаем на субподряд. Примерно 70-80% наших проектов сосредоточено в регионах. Естественно, там без местных фирм-субподрядчиков не обойтись. При этом мы всегда держим на объекте группу наших менеджеров и инженеров, которые контролируют весь процесс, оформляют документацию и.т.д.

CNews: Различаются ли требования к интеллектуальным зданиям в Москве и в регионах?

Александр Широков: Особой разницы между «интеллектуальными» проектами в Москве и регионах нет. Иногда в очень отдаленных регионах делаются великолепные проекты. Удаленность от Москвы в основном создает нам трудности в виде дополнительных командировочных расходов. А по оснащенности этих проектов современными технологиями я бы не стал выделять конкретные регионы.  Все зависит от понимания местным руководством своих нужд и принятия ими современных технологий. И от того, какая компания с ними работает, и что эта компания может реально предложить.

CNews: Каково понимание конечных заказчиков необходимости создания «интеллектуальных зданий»? Или же это просто дань моде?

Александр Широков: Нет, это не дань моде. Дело в том, что организации, которые вкладывают материальные средства в строительство собственных зданий, стремятся получить экономию не только на этапе строительства, но и на этапе эксплуатации. Именно новые технологии и новые подходы к строительству и позволяют добиться этой цели

CNews: Каковы ваши планы по расширению вендорских соглашений в рамках проектов интеллектуального строительства?

Александр Широков: КРОК работает с большим количеством вендоров, и исторически поддерживает с ними хорошие, тесные отношения. Это вендоры в области кабельных систем, электрики, локальных сетей, телефонии, кондиционирования, вентиляции, систем бесперебойного питания. КРОК является первым в России SYSTIMAX Prestige Business Partner, Premium Solution Partner компании APC, авторизованным партнером компаний GE Digital Energy, Liebert, Powerware, RITTechnologies, Honeywell, Andover Controls, Citect, SMP, Rittal, Philips, Schneider Electric, Legrand, ABB, F.G. Wilson, Gesan, SDMO, Liebert Hiross, Lampertz, мастером-дистрибутором General Electric.

Мы планируем продолжать сотрудничество с этими компаниями, а также задействовать новых вендоров по оборудованию — Danfoss, Grundfos, Industrial Technic, Thermokon, Lonix, Saia-Burgess и программному обеспечению — SCADA-системы Iconics.

Изучаем комплексные решения Siemens, в том числе, решения в области систем технической безопасности.
В построении диспетчерских/ситуационных залов применяем оборудование Barco, Mitsubishi Electric, Clarity, Christie, Eyevis HyperCube, Toshiba, Senelec.

CNews: Спасибо.

Источник:
Cnews

Все публикации

Видео


Интеллектуальное здание: от строительства до эксплуатации

Калькулятор по мини-ТЭС
Своя энергия —
— свои тарифы!
Рассчитать